Как я прыгал с парашютом

Когда хочешь этого, то нужно обязательно что-то делать, а не просто хотеть.

Но я несколько лет просто хотел прыгнуть и ничего не предпринимал. Наконец этот день настал. Спасибо Ане и Артёму. Они меня подтолкнули к этому шагу. Мы быстро это организовали. Нужно было всего лишь деньги, водительская справка и копия паспорта. Так что всё просто, милости просим. Кстати это стоит 1500р. А второй раз - 800р.

Итак. Три дня.

Первый день. Чтобы увеличить безопасность приземления я купил берцы. Они прекрасны. Я был ошеломлён, у меня 44 размер. Хотя вообще то - 43. В общем, я люблю берцы, хоть они мне и наделали мозолей.

Забавно было гулять в них по университету.Я приехал в Романовку, пришёл в этот парашютный клуб или как это называется. И увидел штук 6 самолётов! Они такие большие и настоящие.

Я раньше летал на самолёте, но это был обычный гражданский комфортабельный самолёт и я был маленький, а тут вот эти железные махины. Они красивые. Около 5 белых с синими полосками и один зелёный. Угадайте, какой их них наш? Ну конечно зелёный. Ан-2. Я зашёл в инструкторскую, где уже были мои собратья перворазники. Забавное название перворазник. Это были Паша, Антон, Оксана и Женя. Они что-то писали и мне тоже дали бумажки, когда мы с ними разобрались нас отвели в тренировочную комнату. Там укладывали парашуты. И ещё там была Анаида. Это обворожительный человек с космическим именем.

Меня посадили в систему, которая крепилась на потолке и показывали и рассказывали как делать и как не делать. Около 30-40 минут мы всё послушали и запомнили, эти знания нам пригодятся в первую очередь. Там я впервые увидел кольцо! Это особенная штука, которую нужно дёрнуть после просчитанных трёх секунд: «521, 522, 533, кольцо, 524, 525, купол». Фух. Классно. Все по очереди тоже повисели в системе, мы расписались и пошли в самолёт. Там поучились ставить ноги, энергично выпрыгивать, и считать считалочку. Потом пошли на такие большие специальные ступеньки. Это на улице. Ступеньки нужны чтобы прыгать с них и тренироваться правильно приземляться на сжатые полусогнутые ножки. Мы научились. Кто-то остался ночевать там, кто-то как и я уехал домой.

Первая ночь. Она была самой важной. Во сне моё подсознание работало как никогда живо. Хотя времени на сон было всего-то часов 5. Я спал и чувствовал, как там миллион работяг в перчатках укладываю полученную информацию, чувствовал как суетятся тысячи менеджеров и договариваются с аналитиками как лучше поступить если будет так и если будет так. В три часа ночи я проснулся от этой считалочки 521,522… Ну в общем вы знаете. Потом будильник, завтрак, к Паше в машину и с небольшим опозданием мы приехали туда.

Второй день. Кто успел прошли врача, кто не успел – пройдут на поле. Все быстро загрузились в КамАЗ, кто-то поехал на своих машинах и выехали на поле. Ехать в кузове легендарной машины было очень приятно. Это отдельная часть всего действа. Минут 30 просто ехать, не разговаривать, просто трястись и думать. Да. Это точно особенная часть. Навевает какую то неуловимую атмосферу. Чувствуешь, что живёшь по настоящему, что ты едешь не в маршрутке на учёбу, что ты едешь не в машине к друзьям, не в автобусе в какой-нибудь другой город. Ты едешь в КамАЗе на поле, чтобы прыгнуть с парашютом. Уооооуу! Такс. Приехали, выгрузили столы, парашюты, запаски, маты, столик для медсестры, каски, какие-то ещё штуки разные. Прилетел наш самолёт. Зелёный. Я начал одевать парашют. Всё одел, всё проверили, всё нормально. С ним пришлось провести час или может два часа за плечами. Он тяжеловат, когда долго носишь. Долго с каской разбирался, она давила на шею. Но справился. Первый заход, а я был именно в нём, построил главный инструктор, включил запись на магнитофоне сказал, что сегодня 26 сентября, рассказал заново все инструкции, спросил нет ли у нас вопросов. Выключил запись и сказал «налево».

И тут началось. Мы пошли в самолёт. С этого момента у меня началась лёгкая паника. Мы сели в самолёт. Там мои собратья перворазники - гибддшники, которые с нами прыгали, не зло шутили своим характерным солдатским и забавным юмором. Я был в восторге, когда увидел в иллюминатор мчащуюся под нами землю. Отрыв. Особенное ощущение от воздушных ям, когда самолёт резко набирает высоту или опускается. Почувствовав эти ямы, я понял, что прямо сейчас нужно начать дышать глубоко и носом. Хы. Кстати я нашёл универсальное средство приведения себя в норму. Смотришь на спокойные и безмятежные лица людей, которые прыгают в 100ый раз и тебе становится тоже спокойнее и безмятежнее. Вот он момент! На 400 метров над землём главный инструктор открыл дверь. И все увидели пластмассовые кусочки поля под собой. Они такие зелёные и такие медленно двигающиеся. Ух, вот это ощущение! Мысль о том, что ты перешагнёшь порог этой двери будоражит сознание. А потом дверь открыли на 500 метров и мы увидели плотное молоко. Облака были слишком низко. В этот день прыжки отменили.

Вторая ночь. Она прошла быстро и сладостно. Вечером я напрыгался и надёргался на закрытии байксезона под группу Сальвадор. И у меня болели все мышцы, я был уставшим, вымотавшимся и сразу отрубился.

Третий день. Приехали туда. Людей никого не было. Во второй день когда мы приехали мы сразу ощутили суету, много людей везде. А теперь было мало людей и сонная флегматичная обстановка. Медсестра проверила мои 120 на 80. Мы приехали на поле. Прилетел самолёт. Меня одели в систему, они оказалась мала, одели в другую. Проверили, всё нормально. Опять магнитофон и в самолёт. Теперь я был уже готов. Я знал как всё будет происходить и от этого было спокойно. Я легко мог держать себя в руках. Уж не как в прошлый день, точно. Взлёт. Набрали высоту. Мне дали камеру, я снял, как выбросили первого человека. Его называют «на мясо». Он был опытный и большой. Первых всегда выбрасывают больших и опытных. Потом пошла первая четвёрка. Я был первым во второй четвёрке. Прозвучал прерывистый гудок. Инструктор сказал нам «поднимаемся», все встали. Я подошёл к этой волшебной двери, поставил левую ногу как надо, обе руки на кольце. Команда. Отделение. Чувствую, что падаю. Меня телепает из стороны в сторону. Периферическим зрением вижу стабилизационный парашют. Продолжает телепать. Я падаю. Да. Да. Да. Да. Да. Да. Кричу считалочку 521, 522, смотрю во все глаза, пятьсот двадцать… Не успеваю сказать три и дёрнуть как прибор сам раскрывает парашют по истечении трёх секунд. Всё же дергаю кольцо. Считаю дальше. Смотрю на купол. Вижу его кусочек и понимаю, что он раскрылся, всё идёт как и должно идти. Что-то я опять покричал. По-моему просто гласные буквы. Я не матерился!

Тут я понял, что суета закончилась, пора расслабиться и наслаждаться. Осмотрелся. Покрутился по сторонам. Посмотрел на спускающихся соседей из моего захода. У них тоже всё нормально. Земля надвигается. Приятно. Дико. Мне показалось, что меня тянет как раз в сторону посадки. Ещё 5 секунд и уже тянет в другую сторону. Я развернулся по ветру, чтобы земля набегала в лицо. Увидел бездорожную дорогу. Поле продолжало быть пластмассовым и игрушечным. Почти земля. Заставил себя смотреть не под ноги, а в горизонт, сжал ноги. Иииииии. Очень мягкий удар, я свалился вперёд и немного на правый бок. Невероятно мягко. Действовать! Чтобы тебя не потащил парашют нужно его погасить! Тяну нижние стропы и кричу ему «Стой, сука!». Он послушался и успокоился. Я улыбаюсь и дышу. Лежать нельзя, я встал помахал на базу, в знак того, что у меня всё хорошо. Постоял над этим всем. Поулыбался. Успокоился. Снял шлем. Потом уложил всё в сумку и пошёл на базу, где-то один километр пешком. Я доволен. Меня поздравили. Кстати поздравил человек, который был «на мясо» большой и опытный. Это было очень приятно. Главный инструктор пожал мне руку и дал мне посвятительный пинок. Умный и добрый дядя дал мне сертификат, о том, что действительно прыгнул. Хочу ещё.

Когда хочешь этого, то нужно обязательно что-то делать, а не просто хотеть.